Хотите знать больше?

Полная версия книги доступна по ссылке...

Ашот Саркисов

лауреат премии «Глобальная энергия» 2014 года

ЛЕГЕНДА ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА
Ашот Саркисов и его неоценимый вклад в повышение безопасности атомной энергетики

Город Нововоронежск Воронежской области – особенный. Это город, построенный при атомной электростанции. Семь энергоблоков, разные реакторы – и на каждом есть блочный щит управления (БЩУ), с которого и управляется энергоблок: два реакторщика, два турбиниста и начальник смены. Все эти люди тренируются и регулярно оттачивают свои навыки на копии этого пульта: каждый БЩУ реактора дублирован тренажером.

На тренажере БЩУ любого энергоблока Нововоронежской АЭС можно «организовать» в Воронежской степи любой катаклизм – от мощнейшего землетрясения до цунами. А можно – все вместе, и посмотреть, как смена из пяти человек, управляющая энергоблоком, справится с невозможной ситуацией, а заодно и убедиться: что бы ни произошло, современная российская атомная электростанция останется безопасной и ядерной вспышки не произойдет. И в этом случае отрицательный результат – не просто «тоже результат», как это принято говорить, но самый лучший из возможных результатов. Наличие таких тренажеров на каждом энергоблоке АЭС в нашей стране, и сама безопасность реакторов на суше и на море – дело жизни лауреата премии «Глобальная энергия», академика РАН, вице-адмирала в отставке Ашота Аракеловича Саркисова.

… С самого начала своей работы с атомными подлодками Саркисов задумался о том, что, в отличие от всех других видов энергетики, безопасность атомной энергии должна быть фундаментальной составляющей. Это связано со многими факторами. Во-первых, здесь присутствует колоссальная концентрация энергии – один килограмм урана-235 по теплотворности примерно эквивалентен огромному эшелону из семидесяти сорокатонных вагонов угля. И вся эта энергия сосредоточена в небольшой активной зоне реактора. Если что-то пойдет не так, то вся эта энергия вырвется наружу, как мы могли видеть в Чернобыле. Вот простое соотношение: если при аварии успеет поделиться одна тысячная загрузки реактора, прежде чем его разметёт, то эта энергия будет в 100 000 раз больше энергии, которая содержится в паровом котле тепловой электростанции.

Во-вторых, в атомной энергетике есть понятие «мгновенной критичности»: пока идет процесс управляемой цепной реакции, все хорошо. Скорость тепловых процессов допустима, управляемость полная. Но есть некоторый уровень, перейдя за который реакция моментально становится неуправляемой, и с этим уже ничего не сделать. Происходит ядерная вспышка, как в Чернобыле.

Организация активной зоны, конструкция реактора, все сопутствующие элементы должны быть организованы так, чтобы ни при каких условиях, ни при каких обстоятельствах эта критичность не была превышена – от попадания реактивного самолета до ошибки оператора. И особенно это важно на подводной лодке, где в случае аварии людей эвакуировать некуда. И всю свою жизнь Ашот Аракелович занимается именно этим. Именно он впервые в мире начал разрабатывать теорию аварийных и переходных режимов ядерных реакторов. Динамику ядерных установок в комплексе до него никто не рассматривал. …