Хотите знать больше?

Полная версия книги доступна по ссылке...

Николай Лаверов

лауреат премии «Глобальная энергия» 2009 года

МЕСТО РОЖДЕНИЯ
Николай Лаверов и его поиски урана, инвентаризация государственных запасов и определение российских границ на Арктическом шельфе

Судьбу этого человека часто сравнивают с судьбой его земляка Михаила Ломоносова, а его самого называли «самородком». Известный геолог и государственный деятель – с 1989 по 1991 год он был заместителем председателя последнего Совета Министров СССР, председателем Государственного комитета Совета Министров СССР по науке и технике, министром СССР – в пятнадцать лет студентом техникума отправился в свою первую геологическую экспедицию. Сначала он на двадцать лет надел рюкзак с радиометром, взял в руки геологический молоток, и только потом были и диссертации, и научные звания, и должности, и министерские полномочия.

Судьба Николая Павловича Лавёрова – уникальна, и вместила в себя судьбу страны, частью которой он был. Вся его жизнь была связана с минеральными ресурсами, в первую очередь – с ураном. Он остался в истории и науки, и нашей страны как человек, который создал отечественную ураново-рудную школу.

… Николай Иванович Рыжков называл Лавёрова не просто соратником, но и своим другом, и описывал его таким: «Николай Павлович был физически крепким человеком, мастером спорта СССР по самбо, с удовольствием катался на горных лыжах и любил проводить отпуск с внуками в горах. Чтобы быть в спортивной форме, по утрам делал там зарядку на свежем воздухе. Существует такая байка. Чтобы не терять время даром, утром он брал лопату и чистил дорожки от снега. Через некоторое время местные дворники, в основном из азиатских регионов, привыкли, что кто-то делает эту работу за них. И Николай Павлович получил прозвище «академик». Им и в голову не могло прийти, кто он на самом деле. Однажды Лаверов снова оказался там и услышал упреки: «Академик, ты куда это исчез? Мы что, за тебя дорожки должны чистить!?»

Он из поколения тех ученых, которые уезжали учиться на крыше поездов, а затем учились и работали с большой страстью и азартом. Тех ученых, для кого интересы государства были превыше частных научных амбиций. Тех людей, которые, даже добившись признания, авторитета и счастья видеть воплощения своих идей в конкретные результаты, все же никогда не забывают тех мест, откуда их увозили медленные «пятьсот веселые» поезда. Чинят дороги туда, сохраняют дома и собирают свои большие семьи.